Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

многообразный

Старик

Из сборника "Рассказы Старого Компьютера"
* * * Старик * * *
Старик проснулся и уставился в стену перед собой, вспоминая, где он, и что надо делать. Делать что-то надо было срочно, но он не помнил, что. Но что-то очень было надо. И как виноградную лозу на надёжно воткнутый в землю кол, он начал наматывать эту зыбкую мысль на мотив «Хава Нагила», намертво въевшийся в память:

—Чтоо жее – мне делать? Чтоо жее – мне делать? Чтоо жее – мне делать? Чтоо жее – мне делать?

Продолжения мелодии он тоже не помнил.

Очень хотелось писять.

Старик перевернулся на другой бок и с огромным трудом сел на кровати. В голове всё гудело и плыло. Он пытался нащупать ногами тапочки, но нащупал только один. Наверно, второй украли… эти… он не помнил, кто. Но точно они. Старик всунул ногу в шлёпанец. Было не очень удобно, но старик уже не думал ни о нём, ни о втором, ненайденном. С огромным трудом поднялся с кровати (почему-то с каждым разом это было труднее) и отправился искать туалет. Нашёл очень быстро. Собственно, он сразу туда и пошёл. Побил рукой по стене, чтобы включился свет, но свет не включился. Впрочем, и так было видно. Старик остановился в метре от унитаза, вспоминая, что он здесь делает?
Collapse )
многообразный

БОМБИСТ (Глава 1 / 1)

БОМБИСТ
ГЛАВА I
 
В трамвайном депо пятые сутки бал;
Из кухонных кранов бьет веселящий газ.
Пенсионеры в трамваях говорят о звёздной войне.
Держи меня, будь со мной.
Храни меня, пока не начался джаз.
"Пока не начался джаз", Б.Гребенщиков. 

 

* * *
Ипполит Артемьевич неторопливо заканчивал утренний туалет, мурлыкая под нос то ли "В лунном сиянии снег серебрится", то ли "Боже, царя храни". Время от времени он даже помахивал бритвою в такт своему, так сказать, пению. Хотя и по тактам нельзя было определить, какой же мелодии отдавал предпочтение его баритон. Что ж, несмотря на понедельник, Ипполит Артемьевич мог позволить себе эдакую леность. И потому, что встал достаточно рано: сентябрьское солнце только-только почтило своим присутствием древнепрестольный Киев. И потому, что сегодня ему вообще полагался выходной после того, как всю пятницу, субботу и даже воскресенье он ставил во фрунт святошинских железнодорожников: от начальства до стрелочников (особенно стрелочников), лично инструктируя их на случай прохождения на Крым некоего особо важного состава. Вернулся он поздно ночью, страшно уставший, и вполне заслуживал небольшой отпуск. Но, по старой военной привычке, проснувшись ни свет, ни заря, решил явиться-таки на службу, чтобы лично доложиться милейшему Сергею Юльевичу. А так же высказать ему несколько интересных соображений по поводу обеспечения безопасности Юго-Западной железной дороги в нынешние смутные времена. 
Collapse )

(продолжение следует)