Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

многообразный

Актёры Снов. Зарисовки: 15. Серые тени на серой стене

=== Актёры Снов. Зарисовки ===

_________ Я тебя познакомлю с актёрами снов.
_________ "И хотя у любви мы совсем не в плену…"
_________ Зэев Гуфельд

*** 15. Серые тени на серой стене ***
_________ (сценарий мультфильма в стиле «кислотных» анимационных работ 70-х годов 20 века,
_________ сопровождается электронной музыкой того же времени)


На серой бетонной стене стремительные тени подростков, играющих в баскетбол.

А вот и сами подростки. В ярких шортах и майках. Играют себе на спортивной площадке вдоль этой бетонной стены. В обычном дворе в центре какого-то старого европейского городка. Один из подростков, медно-рыжий, в жёлтой майке, фиолетовых шортах и массивных белых кроссовках, несётся к кольцу. Подпрыгивает (двое бросаются на защиту), но мяч влетает в корзину! Крики радости и разочарования сливаются в общий шум. А победитель прощально машет рукой и направляется к дому. У двери в подъезд останавливается и не оглядываясь кричит: «До завтра!». «Пока!» — немедленно откликается дружеский гул голосов.

Ночь. Утро. Знакомая дверь. Наконец, выбегает вчерашний подросток. И вдруг столбенеет. Радость и предвкушение на его лице сменяются удивлением и недоверием: площадка пуста. И лишь тени друзей носятся по бетонной стене, перекидывая друг другу круглую тень от мяча. Подросток осторожно приближается к ним. Дотрагивается до стены. Ничего не меняется. Тени продолжают играть. Без него. Он закрывает глаза. Открывает. Всё осталось, как прежде. Убегает домой. И выскакивает обратно. Никого.

Только серые тени на серой стене. Он идёт со двора и бродит по городу.

Collapse )
многообразный

ПРОТОКОЛ

30 лет прошло...
= Рассказы Старого Компьютера =

ПРОТОКОЛ



  Измученное лицо диктора всё же сохранило остатки былого лоска:


  -Внимание, говорит Телевидение Венеры! Говорит Телевидение Венеры! Положение на планете продолжает катастрофически ухудшаться. Извержения и землетрясения уже погубили восьмую часть населения планеты. Больше половины населения лишено крова. Просим помощи.


  Далее на экране появилось лицо президента:


  -Дорогие соотечественники, просим сохранять благоразумие. В давках на ракетодроме гибнет большее число людей, чем от природных катаклизмов! Ракет всё равно нет. Все они отправлены с эвакуированными на ближайшие планеты. Надеемся, что нам помогут.


  На стол президенту легла телеграмма.


  -Дорогие соотечественники, с Земли и Марса сообщают: "Лига помощи Венере послала двести эвако-кораблей с запасом пищи и медикаментов! Корабли прибудут через полтора месяца. Готовится новая партия". Дорогие соотечественники, крепитесь! Помощь идёт! Силами планеты смонтировано двадцать летающих супер-платформ, на которых установлены перелоидные домики. На них должно разместиться всё население до прилёта ракет. Там оно будет в полной безопасности.


 


  * * *


  -Крисс?


  -Нина?


  -Крисс, как ты здесь оказался? А-а, ты ведь спасатель, а половина этой платформы отдана под базу спасателей. Ты спасатель, Крисс? Береги себя, слышишь, береги. Они гибнут один за другим. Я не хочу, чтобы ты погиб, Крисс, я не хочу.


  -Нина, я... я больше не спасатель.


  -Ты ранен, Крисс?


  -Нет. Но меня... Меня назначили продуктовым комиссаром. Я теперь на этой базе.


  -Да?.. Но я всё равно тебе рада...


 


  * * *


  Крисс внимательно изучил расчёты компьютера. Продуктов хватит. Как раз на полтора месяца. По нормальной порции. Порядок... Порядок.


  Можно пойти к Нине. Как давно он не видел её! Как она там? Родная...


 


  * * *


  -Ты похудела.


  -Зато ты расцвёл на своей базе.


  -Причём тут база? - ощетинился он.


  -Не сердись, просто к слову пришлось...


 


  * * *


  Две первые недели ожидания ракет пролетели. Если бы не постоянный гул вулканов и не пепельные вьюги, жизнь можно было бы назвать нормальной.


  Если бы не Серж!


  Господи, судьба, за что же ты так Крисса, за что?!! Ведь он же не трус, ведь никто не посмел бы назвать его трусом. Но именно Серж полез проверять тот чёртов дом на поверхности, и именно тогда дом рухнул. И именно Нина оказалась его медсестрой.


  Судьба, ну чем был виноват Крисс?


  И днём и ночью Нина была возле Сержа. Она готова была отдать ему всё: сердце, кровь, жизнь. Только бы он выжил!


  На Крисса у неё больше не хватало времени. И души.


 


  * * *


  -Крисс!!!


  -Что? Что случилось?! Говори!!!


  -Крисс, забит пеплом вентиляционный проход холодильника! Полетела охлаждающая система! Продукты портятся!!!


  -Без истерики. Еду.


 


  * * *


  Слишком поздно.


  Конструкторы не предусмотрели защиту от пепла. А впереди ещё целый месяц!


 


  * * *


  -Холодильные установки работают на минимальной мощности. Испорчено около половины продуктов. УЖЕ испорчено.


  -Что вы предприняли?


  -За одну ночь в одной из камер за счёт других были установлены три холодильные установки. Внутри и снаружи камер смонтированы зеркальные отражатели.


  -Правильно. Население знает?


  -Пока нет. Не хочу поднимать панику. Надеюсь на помощь.


  -Помощи не будет.


  -То есть..?


  -Ваша история случилась на всех платформах, просчёт в конструкции. Постарайтесь продержаться собственными силами. Продукты выдавать бесплатно.


  Экран связи погас.


 


  * * *


  Платформа полнилась слухами. После того, как резко - почти на треть - был урезан паёк, недостаток пищи заполнился пищей иного рода - сплетнями и страхами. Чёрные стороны людских душ, вступив в реакцию с тревогой, выливались наружу в виде кретинизма под соусом "А вы знаете, что...":


  -Моя тёща на другой платформе. Она рассказывает, что их продкомиссара арестовали за воровство и спекуляцию. Наш, видно, тоже проворовался. Ну и устроил аварию, чтобы замести следы.


  -Вот оно что...


 


  * * *


  Крисс проверил продукты. Ещё двадцать тонн тю-тю. Пересчитал на компьютере - паёк придётся урезать. Дьявол!


  Теперь, вместо зарядки, протирание отражателей.


  В первый раз он, сдуру, вначале протёр те, что снаружи, на солнце, а потом уже в морозилке. Вот и ходит с насморком и респиратором, да градусником под мышкой. Теперь в начале морозилка, а после - греться.


  И чтобы успеть к девяти, к выдаче пайка.


 


  * * *


  -Нина...


  -Крисс, ему очень плохо.


  -Я понимаю, Нина.


  -Крисс, он постоянно бредит, постоянно бредит.


  -Нина, всё будет хорошо...


  -Он в бреду шагает к звёздам. Он постоянно в бреду шагает к звёздам!


  -Всё будет хорошо, Нина...


  -Что хорошо?! Что хорошо?! Это тебе не продбаза!!!


 


  * * *


  -Вы слышали, говорят, он спекулирует продуктами. Заплатишь - колбаса, нет - фигура из пяти пальцев.


  -У, сволочь...


 


  * * *


  Надо пересмотреть продукты. Сейчас усну. Бум. Что это?..


  Сейчас, только глаза открою...


  О, стена. Пересчитаем паёк. Дьявол, опять урезать. Теперь отражатели.


 


  * * *


  -Скажи, это правда?


  -Что?


  -Ты знаешь, что.


  -Не знаю.


  -А почему сразу разозлился?


  -Я не разозлился.


  -Ну я же вижу. Так, значит, правда?


  -Нет.


  -Ага, всё-таки знаешь, что?


  -Догадываюсь. Это неправда, Нина.


  -Ладно, верю.


  -Спа-...


  -А Серж всё шагает к звёздам.


 


  * * *


  Как хочется спать! Господи, не могу больше! Господи, дай мне смерти! Дай мне смерти, Господи! Вечного сна, Господи!


  Продукты портятся.


  Паёк урезать.


  Отражатель...


 


  * * *


  -Что это?


  -Мало?


  -Что это?


  -Вот ещё.


  -Что это?


  -У меня больше нет.


  -Я спрашиваю, что это?!!


  -Мать у меня умирает, понимаешь, мать умирает! Еды не хватает ей, понимаешь, не хватает!


  -Убери.


  -У меня больше нет.


  -И у меня нет. А вот меньше - будет. Номер твоей карточки?


  -Семьсот пятьдесят восемь.


  -Добавлю четверть пайка.


  -Спасибо, огромное спасибо. Я вам этого никогда не забуду.


  -А это убери.


 


  * * *


  -Ну, что продкомиссар?


  -Добавил ей четверть пайка. Как будто эта кроха кому-то поможет. Конечно, я ведь не Крез. Я ему этого никогда не забуду.


 


  * * *


  Встань, встань, встань... Люди хотят есть... А я хочу спать... Но они хотят есть... Но я тоже хочу есть... Но ты же на продбазе... При чём тут база?!!!


 


  * * *


  -Нина, я больше так не могу.


  -Крисс, что твои трудности по сравнению с Сержем? Он при смерти, но он ИДЁТ к звёздам.


 


  * * *


   "Опять вставать. О, стихи. В такую рань. Дрянь. Для меня это рань, а для других... это поздно... Не УЖЕ поздно, а ЕЩЁ поздно..."


  -У него уже две камеры забиты драгоценностями...


  "Вставай..."


  -Ублюдок...


  "Встать!.."


  -Нин, твой спекулянт идёт...


  "Теперь открой глаза..."


  -И вовсе он не мой...


  "Это мясо уже можно выкинуть..."


  -Смотрите, идёт, вурдалак...


  "А это, пожалуй, ещё годится..."


  -Душегуб...


  "Доигрались, болваны, "уменьшить производство мучного и сушёного"!.."


  -Крисс, я, конечно, не верю, но говорят, что...


  "Ух, хоть сегодня добился не урезать паёк..."


  -Вампир...


  -"Герой..."


  -Скотина...


  -А он шагает к звёздам...


  "Почистим-чистим-чистим отража-а-атель..."


  -Идёт, убийца...


  "Почистим-чистим-чистим отража-а-атель..."


  -Он шагает к звёздам


  "Почистим-чистим-чистим..."


  -Убийца...


  "Почистим-чистим..."


  -Шагает к звёздам...


  "Почистим..."


  -А-а!


  "По-..."


  -Звёздам...


  "Почистим-чистим..."


  -...Серж






умер...


Уйди.


 


  * * *


  -...


  -...


  -...


  -... в ...


  -...д ...о


  -...с ...т...


  -... пора ... в ...


  -... гадёныш.


  -... что?..


  -Пора выдавать пайки...


  -...


  -РАКЕТА!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!


 


  * * *


  Теперь люди не зависели от Крисса. И он прямо столкнулся с тем, что пока только чувствовал за спиной.


  Ненависть.


  Ненависть.


  Ненависть.


 


  * * *


  -Алло, Крисс.


  -Привет! Ты ли это?


  -Я. Слушай, Крисс, завтра будут награждать героев Венеры. Спасателей. Разумеется, начальство... И тебя.


  -Меня?


  -Да, как единственного несхваченного за руку продкомиссара.


 


  * * *


  Почему? Почему "как несхваченного за руку" ? Почему мне никто не верит? Из-за тех девятнадцати подонков?!


  Всё, если меня наградят в роли "несхваченного", я не возьму награды.


 


  * * *


  Отгремели аплодисменты. Последняя медаль "освежила" строгий костюм героя.


  -Крисс, прости, в последний момент тебя, на всякий случай, было решено не включать. Понимаешь?


  -Не понимаю.


 


  * * *


  Вручение окончилось. Но люди не расходились. В роли хозяев выступили воспоминания.


  Крисс чувствовал себя как на сковороде. Взгляды, полные ненависти и презрения, пощёчинами хлестали его по лицу, рвали сердце, вскипали в крови.


  Но Крисс, с упрямством честного человека, сцепив зубы и сжав кулаки, не уходил из этого кипятка всеобщего озлобления.


 


  * * *


  -А когда мы залезли в ту хибару, - рассказывал кто-то из спасателей, -у меня, чувствую, пятки чешутся...


  -Как же иначе, если туда сердце ушло, - пошутил кто-то.


  -Я, между прочим, не на продуктовой базе ошивался...


  -А я ошивался! Ясно? Ошивался! - прорвало Крисса. -Да только тоже от счастья не лопался!!!


  Вот этого уже стерпеть не мог никто.


  Грязевой поток людской злобы захлестнул Крисса, затуманил сознание и что-то разбил в его сердце. Теперь всё воспринималось, как сплошной гул, и только одна фраза прорвалась к нему сквозь этот угар:


  -Он шагал к звёздам, а ты...


  Парень сгорбился, руки его затряслись, жилка у виска усиленно задышала.


  "Кого винить? Людей? Или девятнадцатерых ублюдков?", - словно из тумана, показалась мысль и снова исчезла в том же тумане.


  Крисс вышел из зала, поднялся на пятидесятый этаж, открыл окно, стал на подоконник...


  и сделал


  шаг


  к звёздам.



1986

многообразный

Актёры Снов. Зарисовки: 09. Путь

=== Актёры Снов. Зарисовки ===

_________ Я тебя познакомлю с актёрами снов.
_________ "И хотя у любви мы совсем не в плену…"
_________ Зэев Гуфельд

*** 09. Путь ***

Этот путь меня поражал всегда. Тем, что совмещал несовместимое: он начинался где-то далеко-далеко вместе с этим мостом. Стремительно пролетал над рекой… И вдруг, оставив мост на свету, нырял прямо в гору ─ в неизведанную черноту туннеля. И вот, наконец-то я спрыгнул с платформы, чтобы войти и увидеть, как же он выглядит наяву, а не через лживые окна вагонов электропоезда.

… Несколько метров свет семенит за мною, словно щенок, но пугается темноты и остаётся у входа, и только поскуливает мелким страхом в моём расшалившемся сердце. Если привыкнуть, то можно увидеть блестящие рельсы, и чёрные провода, и серые стены. Такие же, как и прежде, но совершенно другие. Теперь настоящие. Настолько же настоящие, как день отличается ото сна… Послышался шум. Я прижимаюсь к стене. Мимо проносится поезд. Смотрю на людей. Сидящих, стоящих, спящих, читающих. Маленький мальчик в первом вагоне долго глядит на меня. И ему непонятно: как можно быть там, в темноте? Так и мне уже непонятно, а что ощущают они: в спокойствии электрических ламп, укрытые от тайны земляного нутра стеклом и железом? Как это странно: мы все находимся здесь. Но в разных мирах.

Collapse )
многообразный

Спасибо Габи Вольфсону . 9 ава - в прошлом и в наши дни.

Оригинал взят у mangupliв Спасибо Габи Вольфсону . 9 ава - в прошлом и в наши дни.
Девятого ава разрушены оба Храма - Первый и Второй, но, как гласит традиция, Храм, подожженный римлянами в 70 г., догорал еще и 10 ава. Никогда не думал, приехав в Страну в 1987 году после 8 лет "отказа", надежд и отчаяния, веры и страха за детей, что здесь придется пережить разрушение еще одного Храма - Храма национальной Надежды, Храма гордости за народ, Храма упорства и самоотверженности, имя которому было Гуш Катиф. 10 ава , восемь лет назад он был зажжен не римской, а еврейской рукой, которая (и в этом кто-нибудь может увидеть страшную высшую справедливость) сейчас лежит безвольно, с воткнутыми иглами инфузий, и можно только надеяться, что забытие комы не позволяет ее носителю думать о том, что он наделал, думать все эти долгие 8 лет...даже для него это было бы слишком страшным наказанием. Уголья Этого Храма все еще горят, пепел его, как пепел Клааса, все еще стучится в сердца, даже тех (мне пришлось наблюдать и такое), кто ТОГДА стоял по ТУ сторону, в хаки или новеньких черных мундирах. И , надеюсь, будет стучаться и дальше, как бы ни пытались отмахнуться, как от мухи от остатков совести ...как тут ни вспомнить агаду про Тита и комара. Сейчас АБСОЛЮТНО ВСЕМ ясно, что все прогнозы относительно будущего ПОСЛЕ Гуш Катифа были сознательно ложными изначально или ,как минимум, преступно-ошибочными, что никакого оправдания свершенному найти нельзя. ХАМАС в Газе и ракеты от Ашкелона до Тель-Авива - ЛУЧШЕЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ТОМУ. Отмыться от этого позора стране удастся еще ох как не скоро. Габи Вольфсон в своей статье нашел правильный тон и слова, чтобы напомнить нам о сути этого траурного дня, спасибо ему. Может быть мы еще увидим, как на пепле расцветут цветы...кто знает? Хотелось бы дожить и увидеть...Collapse )

А от себя добавлю:
Без нашего - еврейского - Нюрнбергского Суда над организаторами и исполнителями не только данного Погрома, но и всего Ословского процесса (включая президентов, членов Кнессета, судей, военных, полицейских и журналистов), никакого прозрения не наступит и никто каяться не начнёт.
Как в Германии была денацификация, так и в Израиле необходима деослофикация.

Вплоть до обивнения самых мелких исполнителей в нарушении Присяги, потому как они клялись в защите народа, а не в исполнении приказов.
Исполнением приказов пытался оправдаться Эйхман. Солдатам Еврейской армии такое оправдание не подойдёт.
Тем более, что лично встречал солдат и сержантов, которые со словами "Еврей не изгоняет еврея" пропускали тех, кто пытался пробраться в Гуш-Катиф на помощь своим согражданам. Т.е. некая "волшебная" промывка мозгов - это тоже не оправдание. Это не заклятие "империус", у кого была совесть, тот оставался с мозгами.
многообразный

БОМБИСТ (Глава 1 / 1)

БОМБИСТ
ГЛАВА I
 
В трамвайном депо пятые сутки бал;
Из кухонных кранов бьет веселящий газ.
Пенсионеры в трамваях говорят о звёздной войне.
Держи меня, будь со мной.
Храни меня, пока не начался джаз.
"Пока не начался джаз", Б.Гребенщиков. 

 

* * *
Ипполит Артемьевич неторопливо заканчивал утренний туалет, мурлыкая под нос то ли "В лунном сиянии снег серебрится", то ли "Боже, царя храни". Время от времени он даже помахивал бритвою в такт своему, так сказать, пению. Хотя и по тактам нельзя было определить, какой же мелодии отдавал предпочтение его баритон. Что ж, несмотря на понедельник, Ипполит Артемьевич мог позволить себе эдакую леность. И потому, что встал достаточно рано: сентябрьское солнце только-только почтило своим присутствием древнепрестольный Киев. И потому, что сегодня ему вообще полагался выходной после того, как всю пятницу, субботу и даже воскресенье он ставил во фрунт святошинских железнодорожников: от начальства до стрелочников (особенно стрелочников), лично инструктируя их на случай прохождения на Крым некоего особо важного состава. Вернулся он поздно ночью, страшно уставший, и вполне заслуживал небольшой отпуск. Но, по старой военной привычке, проснувшись ни свет, ни заря, решил явиться-таки на службу, чтобы лично доложиться милейшему Сергею Юльевичу. А так же высказать ему несколько интересных соображений по поводу обеспечения безопасности Юго-Западной железной дороги в нынешние смутные времена. 
Collapse )

(продолжение следует)